МВФ – не панацея от мировых финансовых и банковских кризисов

Поделиться

11 января Международный валютный фонд направил высшим должностным лицам Украины письмо с жесткой критикой президентского законопроекта об антикоррупционном суде. Данный проект вызывает немало претензий и внутри страны (в первую очередь у активистов-антикоррупционеров), и у «западных партнеров». Но в случае с критикой от МВФ можно задаться вопросом: не слишком ли много на себя берет организация с финансовым профилем и не слишком ли дорого – во всех смыслах – обходится сотрудничество Украины с ней.
Дорогие дешевые деньги

Чисто с финансовой точки зрения кредиты МВФ обходятся нам относительно дешево. В рамках нынешнего сотрудничества Украина должна получить в целом более 17 млрд долл. при ставке около 3% годовых, тогда как средняя ставка других кредитов в 2010–2013 годах, по данным Минфина, составляла 8% годовых. При этом два года действовал «льготный» период, когда мы только получали транши, не выплачивая ничего. В 2017-м начался возврат долга – и Украина оказалась в ситуации, когда отдала больше, чем получила: 1,3 млрд долл. против 1 млрд долл. (Правда, тут важную роль сыграли испортившиеся отношения с МВФ, в результате чего фонд дважды отменял запланированные транши). В целом на данный момент Украина должна фонду около 10 млрд долл.

Но займы МВФ – специфический инструмент. Отчасти, в 2015 году, они расходовались на «бюджетные нужды», фактически – на латание дыр и расчеты по долгам другим кредиторам. Но в основном эти деньги пошли в золотовалютные резервы страны. При всей важности резервов и стабильности валютного рынка, кредит МВФ – это не кредит на развитие. То есть за миллиарды МВФ не были созданы новые производственные мощности, инфраструктура, не была проведена модернизация.

Роль этих денег свелась к тому, чтобы быть, как любят говорить некоторые эксперты, «позитивным сигналом» для других кредиторов и инвесторов. Но влияние такого сигнала в любом случае опосредованное. Есть предположение, что новости о «маски-шоу», обысках у очередного бизнесмена, куда больше влияет на отношение инвесторов к Украине, чем сведения о 5 или 10 млрд долл. золотовалютных резервов.

К слову, в масштабах государства поступления от МВФ – не так уж велики, как кажется. Внешний госдолг Украины, например, составляет около 80 млрд долл. (сумма может отличаться в зависимости от того, что считать госдолгом). Миллиард от фонда, который, как правило, достается нам с боем – как капля в море.

Вечно «развивающиеся»

Авторитет МВФ в мире, особенно – среди элит, по-прежнему велик, но в последнее время все больше экономистов, финансистов и политологов переосмысливают влияние фонда на мировую экономику и в частности на экономики своих «подопечных».

Кредиты фонда – это всегда не просто деньги под определенный процент и на определенный срок, но и ряд условий: как финансово-экономического характера, так и политического (вроде «пожеланий» по украинскому закону об антикоррупционном суде). Формально условия предоставления кредитов вырабатываются в диалоге со страной-заемщиком, но на деле план действий в каждой стране оказывается примерно одинаковым, независимо от особенностей конкретного случая: приватизация госпредприятий, урезание бюджетных расходов (пенсии, соцвыплаты, госаппарат), либерализация экономики (создание рынка земли, открытие внутренних рынков для импорта, свобода перемещения денег).

Но и это было бы совершенно нормально… если бы только это повсеместно работало. МВФ существует более 70 лет, с 1945-го – за это время должны были быть хоть какие-то яркие примеры той пользы, которую приносят деньги, а главное рекомендации (или требования) фонда. Среди заемщиков этой организации мы долго будем искать экономически развитые страны – и найдем, скорее всего, только Великобританию, бравшую кредит в далеком 1977-м. Но так же долго мы будем искать и страны-реципиенты, для которых кредит МВФ стал ускорителем для экономики.

Наоборот – в истории МВФ есть масса примеров, когда страны десятилетиями сидели на игле различных кредитных программ, не выбираясь никуда из своего статуса «развивающихся». Не будем брать даже примеры Уганды и Малави, около 30 лет получавших помощь фонда, или Югославии, в распаде которой некоторые историки и политики прямо обвиняют кредиторов из МВФ. Посмотрим на Румынию с 16-летним опытом кредитов и «реформ» по планам фонда, Болгарию с 17-летним аналогичным опытом или Аргентину, у которой самый длинный период сотрудничества с фондом длился 24 года. Вряд ли ситуацию в любой из этих стран можно назвать прорывной. В целом, за редким исключением (вроде Южной Кореи), «подопечные» МВФ даже 70–80-х годов до сих пор влачат жалкое существование или же в лучшем случае преодолели кризисы благодаря иным инструментам.

Не стал МВФ, призванный блюсти мировую экономическую стабильность, и панацеей от финансовых и банковских кризисов: с 1950-го по 1975-й их число существенно не уменьшалось, а с 1980-х начало стремительно увеличиваться.

МВФ – организация, очень зависящая от США. Без каких-либо «теорий заговора» – просто при принятии решений по уставу организации США как наибольший кредитор обладают более чем 17% голосов, в то время как любая другая страна платит в общий котел намного меньше, но и имеет меньший процент голосов (к примеру, вторая Германия и третья Япония – около 6%). Но экономические реформы руками МВФ, как видим, получаются не особо успешно. А внешнеполитическое влияние через фонд – уже получше. Даже в случае, с которого мы начали нашу статью, фонд проявил себя не как чисто финансовая организация: присоединился к «фронту» антикоррупционеров (как активистов, так и НАБУ), которые с уже немолчаливого согласия Белого дома держат на прицеле Банковую.

Артем Очаков

Источник: Позиция

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Поделиться

Добавить комментарий

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.