“Наговорила на статью”: за что Савченко можно сажать уже сегодня

Поделиться

Савченко умудрилась в свойственной ей самовлюбленной и хаотичной манере наговорить себе на статью, даже не получив официального обвинения.

В истории в Надеждой Савченко, которую генпрокурор Юрий Луценко официально обвинил в попытке расстрелять Раду из минометов, абсурда и балагана больше, чем собственно терроризма со всеми сопутствующими ему ужасами. Во всяком случае, пока. Тем не менее депутат Савченко умудрилась в свойственной ей самовлюбленной и хаотичной манере наговорить себе на статью, даже не получив официального обвинения.

В эмоциональном спиче Надежды Викторовны, сказанном перед входом в СБУ, куда героиня Украины пришла на допрос по делу Владимира Рубана, найти и проследить логические связи достаточно непросто. Тем не менее в сказанном депутатом можно выделить несколько ключевых месседжей, ни один из которых явно не пойдет на пользу Надежде Викторовне.

Итак, в первую очередь Савченко, назвав себя “голосом мудрости и здравого смысла” (что само по себе звучит комично), рассказала, что, находясь в Европе, практически договорилась об освобождении всех украинских заложников в ближайшие несколько месяцев. И хотя Савченко говорила лишь о том, что “получила живую надежду на освобождение в течение трех месяцев после выборов в России”, для украинского обывателя это прозвучало именно как выдающийся личный дипломатический успех депутата, хотя более чем очевидно, что решение об освобождении украинских заложников принимается явно не в Брюсселе и не в Страсбурге, и мнение Надежды Викторовны при всех ее регалиях вряд ли кого-то слишком интересует в переговорах об освобождении заключенных в треугольнике Украина-ЕС-Россия.

Правда, если Савченко все же окажется через некоторое время в СИЗО, то сможет говорить о том, как, посадив ее. власть сорвала этот ее выдающийся дипломатический успех и вина в том, что наши попавшие в плен сограждане все еще не дома, лежит исключительно на украинской власти.

Кроме того, Савченко почему-то начала говорить о расстрелах на Майдане, которые имеют крайне отдаленное отношение к обвинениям Рубану и самой Савченко. Говорила же она об этом только для того, чтобы иметь возможность рассказать, как власть не желает расследовать дело об убийствах майдановцев, а вот она – Савченко – ранее уже свидетельствовала, как нынешний генпрокурор Луценко обещал на Майдане дать людям оружие и призывал скинуть власть, а нынешний спикер Андрей Парубий лично заводил снайперов в отель “Украина”. Намек более чем прозрачный – дескать, майдановцев расстреливала нынешняя украинская власть. Правда, через несколько часов Савченко пришлось перед Парубием публично извиняться. Как оказалось, она “имела в виду Пашинского”, а не спикера, просто оговорилась, что, впрочем, суть дела совсем не меняет.

Версия эта явно не нова, например, президент-беглец Виктор Янукович повторил ее в разных вариантах не один десяток раз. Кто пишет “темники” Виктору Федоровичу, догадаться нетрудно, но когда “узница Путина” повторяет эти “темники” почти слово в слово, то соответствующие выводы напрашиваются сами собой.

После того как “темник” был официально зачитан, Савченко перешла к более актуальным вопросам. Заявила, в частности, что своего соратника Рубана сдавать не намерена и благодарна ему за все, что он делал, и готова брать его на поруки, после чего пустилась в пространные и не слишком внятные объяснения, что некоторые спецслужбы во благо Украины проводят некие тайные операции, в которых нужно оружие, в том числе и российское, намекая, видимо, таким образом, что Рубан перевозил оружие через линию разграничения с некой тайной и патриотической миссией, но пал жертвой кремлевских агентов.

Когда же Савченко удалилась на допрос в здание СБУ, в парламенте выступил Юрий Луценко, который публично подтвердил то, о чем неофициально говорили три последних дня – Герой Украины Савченко таки подозревается в попытке военного переворота. При этом Луценко раскрыл и некоторые детали. Савченко, по его словам, планировала забросать гранатами парламентские ложи, обрушить купол Рады с помощью минометов, а выживших после этого народных избранников добить из автоматов. При этом Луценко заверил, что у него есть неопровержимые доказательства таких намерений Савченко.

Доказательств, разумеется, никто пока не видел и говорить об этих обвинениях предметно пока достаточно сложно. Тем не менее озвученный Луценко дерзкий план переворота выглядит несколько странно. Для его реализации необходима явно не одна Савченко, а целая ДРГ в сердце Киева, которой нужно развернуть минометы, пристреляться (без подготовки попасть в купол парламентского здания почти невозможно), другой ДРГ попасть внутрь охраняемого помещения с автоматическим оружием и гранатами. Так что выглядит такой план уж слишком дерзко и не очень реалистично.

С другой стороны, Савченко, похоже, достаточно несдержанна в речах, чтобы обсуждать такие планы с кем угодно и по телефону, в том числе и по ту сторону линии разграничения. И если у Луценко есть соответствующая запись разговора, то есть и некие основания выдвигать столь серьезные обвинения. Другое дело, насколько беседы Савченко носили характер планирования, а не были обычной эмоциональной болтовней в духе “всех перестрелять”. Украинцы, как известно, помечтать о подобном очень не против.

Косвенно эти догадки подтверждает и реакция Савченко на обвинения Луценко. Уже выйдя из СБУ, Надежда Викторовна прокомментировала слова генпрокурора следующим образом: “Обвинение в подготовке госпереворота – это хорошее обвинение”. Она, продолжила Савченко после слишком уж долгой паузы, как украинский офицер давала присягу народу Украины, а не власти, которая, по мнению Савченко, преступна и антинародна, а потому в Украине должны найтись порядочные офицеры, которые считают, что “военный переворот – это ожидаемое дело”. Да и народ Украины, как сказала Савченко, если не хочет жить хуже, чем в тоталитарной России, должен выйти и защитить свои права.

Последний спич Надежды Викторовны хоть и не слишком конкретен, как и все, о чем она говорит, тем не менее вполне можно квалифицировать как призыв к вооруженному свержению власти. Ведь есть и одобрение насилия и переворота, и обращение к военным с призывом этот переворот осуществить. То есть, даже если абстрагироваться от Рубана с оружием и роли Савченко в этом деле, Надежде Викторовне уже можно предъявлять обвинение по ч. 3 ст. 109 Уголовного кодекса: “Публичные призывы к насильственному изменению или свержению конституционного строя или к захвату государственной власти, а также распространение материалов с призывами к совершению таких действий… совершенные лицом, которое является представителем власти, или повторно, или организованной группой, или с использованием средств массовой информации”. Статья эта, к слову, предусматривает до пяти лет лишения свободы. Это, конечно, гораздо легче, чем подготовка теракта, но состав преступления практически налицо.

Как бы там ни было, а Луценко уже подготовил представление в парламент на более чем 170 листах с предложением лишить Савченко неприкосновенности и дать разрешение на ее арест. Сама Надежда Викторовна, как видим, не слишком спешит эти обвинения отрицать. Так что, очень может быть, что в ближайшее время мы увидим яркое и сумасшедшее представление с участием Героя Украины. ГПУ будет не слишком убедительно обвинять ее в терроризме и подготовке военного переворота, а та будет не оправдываться, а публично и эмоционально призывать и военных, и ветеранов, и гражданских идти на штурм парламента и Администрации президента.

И общий абсурд происходящего, и неадекватное поведение Савченко позволяют предположить, что такой сценарий в принципе возможен. Ну а для Путина и его товарищей это будет очень неплохим вариантом пресловутого “Шатуна”.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Поделиться

Добавить комментарий

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.