Наращивание ресниц: особенности бизнеса

Поделиться

Алексею почти 45. Он обладает несколькими языками, профессионально занимается фотографией, но основная сфера его деятельности индустрия красоты. Уже восемь лет человек наращивает женщинам ресницы. Кроме того, двигаясь в ногу со временем, он осваивает различные техники перманентного макияжа и ухода за бровями.

Поэтому о том, почему именно такое занятие выбрал, тонкости профессии и то, почему никогда бы не согласился делать людям татуировки он рассказал в интервью “Запорожским вестям”.

Как получилось, что Вы стали заниматься наращиванием ресниц? Меня подтолкнула на это моя сестра. Весной 2001 года я поехал за границу, оставил ей парикмахерскую машинку, которую тогда имел. Она освоила парикмахерское дело, потом ногтевой сервис. Сказала однажды: «Это мое» до сих пор этим занимается. А я несколько лет жил в разных странах в Португалии, Испании и Франции. Два года работал за рубежом строителем.

В 2010 году вернулся в Украину и понял, что должен найти дело, которым зарабатывать на жизнь. Сестра предложила попробовать наращивать ресницы, и я попробовал.

 Сразу получилось?

Конечно, нет. Сначала не получалось, а это еще больше нервировало. Трудно было, работа очень кропотливая.

Сколько длилось первое наращивание?

Семь часов. Первой «жертвой» была моя знакомая. Но сказала, что на коррекцию ко мне уже не придет. Поэтому первый этап был таким своеобразным поиском «жертв». Это теперь ресницы в тренде, а в то время желающих их сделать было не так много.

Через два года решил даже бросить это дело. Но пошел на курсы визажиста. Два месяца учился. Далее освоил перманентный макияж. Исследовал этот вопрос, выучил. Выбрал школу и уехал учиться. Обучение стоило 2000 евро. Это были огромные деньги, но я решился на такой шаг, приехал после обучения и впоследствии начал практиковать перманентный макияж, который в то время еще тоже был чем-то новым в Запорожье.

Всего достигал терпением, трудом. Но сегодня могу сказать, что не зря. За все эти годы ко мне пришли уже около 700 клиенток, и каждая радовалась, когда смотрела в зеркало после процедуры.

Кроме наращивания ресниц и перманентного макияжа, чем еще занимаетесь?

Крашу брови. Для окраски бровей я, например, использую трубу. Это такой химический элемент, хрупкий полуметалл. Его широко используют в арабских странах. В Запорожье еще недавно никто из мастеров, кроме меня, это не использовал. Не знаю, сейчас кто-то начал это делать. Комбинирую с хной. Сурьма смягчает цвет, делает его однородным.

Какой салон можете порекомендовать для жительниц Запорожья? 

В Александровском районе, на улице Приходской (бывшая улица Коммунарская) есть хороший салон “Darya”, здесь делают лучшие в нашем городе ресницы. Записаться на процедуру можно на сайте https://lashes-studio.zp.ua/.

Сегодня среди женщин очень много разговоров о микроблейдинге бровей. Вы тоже его делаете?

Делаю. Но я не сторонник такой процедуры. Вообще же она пришла к нам от азиатов, а у них кожа имеет гораздо более плотную структуру. У наших девушек же кожа тоненькая. А микроблейдинг это чистой воды шрамирование. Пигмент надо имплантировать под кожу. Поэтому в верхние слои кожи острым инструментом – «ручкой» вводится специальный краситель, который задерживается там на длительное время. Если классический татуаж бровей это такие микро-уколы (то есть краситель вводится точечно), то микроблейдинг это тонкое рассечение верхнего слоя кожи, микроскопические разрезы, в которые и заливается краска.

После этого однозначно остаются шрамы. У кого-то они со временем исчезают, а у кого нет. Если меня клиентки спрашивают, советую я эту процедуру, то я уверенно говорю нет. Но я совершенствую свои навыки в этом, потому что, как говорят, есть спрос есть и предложение.
Я видел, как делают микроблейдинг бразильцы. Скажу так: не для нас пока эта процедура. Может, со временем эту технологию доработают, но сейчас она сырая и несовершенна.

Возможно, как с наращиванием ресниц. Это ведь тоже не в Украине придумали, это от японцев пришло. Но у них ресницы растут в два ряда, короткие и крепкие. Наши же технологию позаимствовали, но усовершенствовали, «зашло» в массы и у нас. Возможно, так будет и с микроблейдингом.

В целом же надо отметить, что уровень мастерства в Украине самый высокий в Европе. Я был в Швейцарии, например. В Германию езжу дважды в год к друзьям, чтобы, как говорится, крышу не снесло. Имел возможность проанализировать, сделать выводы. У нас эта индустрия на очень высоком уровне, это я Вам гарантирую.

У Вас здесь на полочке лежат цветные ресницы. Их тоже кто-то наращивает?

Очень часто. Обычно беременные. Иногда кто-то на праздник какой хочет, но редко, чаще всего именно беременные. Знаю, что сейчас даже ресницы, не надо наращивать. Их-то просто крепят к веку с помощью магнитиков.

Не боитесь, что скоро за такие новации останетесь без работы?

Их можно сейчас купить, пожалуй, по цене в пределах 700 гривен. Но пока никто не сказал, что это удобно. Вы представьте, структура глаза и века у каждой женщины разные, а здесь предлагают какую-то форму, которую там тысячами выпускают, вообще не под ваш глаз. Поэтому нет, не боюсь.  Наращивание ресниц это же целое искусство макияжа без макияжа. Таким образом можно сформировать взгляд, можно сделать взгляд хитрее, открытым, зазывными, которым угодно.

– Среди клиентов за все эти годы был хотя бы один мужчина?

– Нет, не было. Но заходили ревнивые мужья клиенток. Таких случаев было, может, четыре за все время. Приходили, садились, смотрели, как я здесь все делаю. А потом вставали и шли, надолго их не хватало.

– За все восемь лет работы случались какие-то курьезы? Никто после того, как смотрел в зеркало, не устраивал Вам скандалов?

– Нет. Я считаю, что делаю все очень правильно. Правильнее я пока не видел. Я исследовал, как работает московская индустрия, как там происходит обучение. Но я вижу немного по-другому.

Например, популярные сегодня 3-D ресницы. Многие хотят их нарастить, но это то же, что на Вас одеть 300 килограммов одежды и заставить Вас прыгать. Получится? Нет. Так и здесь. Вот того и получается, что говорят: «Ой, все ресницы выпали, посыпались». Таких примеров можно привести много. Поэтому на каждое «я хочу» клиентки у меня есть свое «Вам стоит сделать так».

Сначала смотрю на глаза, анализирую. Так же целая наука. Тяжелый вариант – выпуклые глаза. Бывают, например, миндалевидные, солнцевидные тому подобное. На все это у меня есть уже свои, годами наработанные схемы. Но каждый случай все равно индивидуальный, не бывает в природе двух пар идентичных глаз.

– Говорят, что хороший мастер красоты должно быть хорошим психологом …

– Да. Но здесь есть своя специфика. Во-первых, я мастер-мужчина. Во-вторых, мои клиентки – с закрытыми глазами. Это тоже влияет. Бывает по-разному. Есть клиентки, в которых маленькие дети. Они приходят и говорят: «Леша, я буду спать». Я говорю: «Без проблем». Иногда могут даже храпеть. Это человеческий фактор, ничего страшного в этом нет.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Поделиться

Добавить комментарий

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.